Меню
Воскресенье, 18 октября 2020 13:43

Гештальт-терапия и Гештальтпсихология: в чём разница?

Всеми известный факт, что психология имеет систему доказанных знаний, с помощью которых решаются различные практические и научные проблемы. Так, одно из направлений – гештальтпсихология – характеризуется принципом целостности и попытками объяснения восприятия, мышления личности. После продвижения её идей, когда течение достигло популярности, появляется новое движение – гештальт-терапия. Тогда же возникает предсказуемый вопрос: что общего, какие постулаты представителей гештальтпсихологии взяты в работу гештальт-терапевтов?

Пространство Гештальта

Понятие «гештальт» ввёл Христиан фон Эренфельс в 1890 году в статье «О качестве формы». В этой работе он выдвинул проблему целостности восприятия и написал: «целое – это некая реальность, отличная от суммы его частей». Хотя дальнейшим развитием этой теории он заниматься не стал, его тезис остался основным в гештальтпсихологии.

Гештальт с немецкого имеет целое разнообразие схожих определений – это и конфигурация частей, и образ, и структура, и целостность, и привидение. Другими словами, это нечто, которое есть в человеке, событии или системе, которое «выходит за пределы суммы составляющих их компонентов и связей» [1]. При этом человек уже рождается с данной структурой, она не является приобретённой.

Подробно, со всеми точностями о термине «гештальт» говорил Ф. Перлз, который является основателем гештальт-терапии. С. Гингер (1928 – 2011), являющийся теоретиком гештальт-терапии, любил обозначать гештальт как значимое множество, обладающее полисемией (многовариантностью). То есть, его значение существует не само по себе, а с индивидуальной окраской для каждого.

Также чётко интерпретировал понятие «гештальт» Освальд Шпенглер (1880 – 1936), который ввёл первым данный термин в русский язык. Благодаря его концепции понятие гештальта может быть применено к разнообразным актуальным культурным, философским и политическим вопросам, в рамках которых проблематика целостности и единства, связанная с глобализацией и смешением разнообразных дисциплинарных областей, обретает немалую значимость.

Основные идеи гештальтпсихологии

Гештальтпсихология возникла в Германии в 20-е годы XX столетия. Её основателями считаются Макс Вертгеймер (1880 – 1943), Вольфганг Кёлер (1887 – 1967) и Курт Коффка (1886 – 1941). Основной идеей было перестать изучать отдельно поведение и хитросплетения разума человека, поскольку в сознании человека части опыта организуются в целую структуру, или гештальт.

Основные открытия гештальтпсихологии связаны с:

  • соотношением фигуры и фона;
  • важностью интерпретации целостности или расщепленности фигуры в рамках контекста актуальной ситуации;
  • структурированным целым, которое не является всеобъемлющим, но не является и элементарной частицей;
  • активной организующей силой целостностей и естественной тенденцией к простоте формы;
  • тенденцией незавершённых ситуаций завершаться [2].

Гештальтпсихология развивается по своему, изолированному от психологии стандартного видения пути. Она изучает поведение, речь и восприятие человеком окружающего мира, после чего анализируются отдельные принципы и объясняются их взаимодействия друг с другом, образуя что-то более крупное, объёмное.

Основные идеи гештальт-терапии

Основателем гештальт-терапии является Фриц Перлз (1893-1970). Начал заниматься в данном направлении с 1942 года, когда была выпущена его первая работа «Эго, голод, агрессия». В сотрудничестве с Лорой Перлз и Полом Гудменом к 1951 году заложил теоретические основы метода на базе гештальтпсихологии, психоаналитических, феноменологических и экзистенциальных исследований.

Главное в гештальт-терапии – это анализ происходящего здесь и сейчас, а не годами ранее, в детстве, как это принято в классическом психоанализе. Но это не означает, что стоит упускать значение биологической наследственности, опыт раннего детства или культурное давление социальной среды. Важно изучить внутреннюю связанность целостного бытия мира и одновременно развить свой собственный стиль жизни, в его специфичности, оригинальности. При этом идёт рассмотрение на трёх неразрывно связанных между собой уровнях: телесном, эмоциональном и интеллектуальном.

Главная цель гештальт-терапии – достижение более полного понимания себя внутреннего: своих чувств, потребностей, желаний, телесных процессов, своей мыслительной деятельности, а также осознание внешнего мира, включая межличностные отношения.

Гештальт-терапия стремится к стойкому результату, когда посредством постепенного осознания клиент получает способность сознательно выбирать своё поведение, отстранившись от невротических и других болезненных симптомов. При этом начинает устойчиво реагировать на манипуляции окружающих.

В основе данной терапии лежит несколько представлений:

  1. Источник силы – в настоящем.
  2. Опыт важнее всего.
  3. Сам терапевт – инструмент терапии.
  4. Терапия слишком хороша, чтобы ограничиваться лечением [3].

Идеи гештальт-терапии применяются в различных областях: от клинической психотерапии и до тренингов для людей, стремящихся к личностному росту и улучшению коммуникации. Сам Перлз называл разработанную гештальт-терапию – «терапией нормальных» [4]. Такими словами он хотел обозначить, что применение возможно для лиц различного возраста, всех уровней, разных культур и в различных ситуациях. Поэтому не обязательно прибегать к его методу лишь в случае физических, психосоматических, нервных или психотических расстройств и отклонений.

Гештальтпсихология и гештальт-терапия: есть ли общее?

Несмотря на то, что в обоих названиях звучит одинаковая «приставка» - гештальт, утверждать, что в основе изобретения Перлза лежат принципы гештальта, нельзя. Конечно, и отвергать тот факт, что некоторые идеи гештальтпсихологии всё-таки используются, тоже не получится. Дело в том, что Перлз ознакомился с концепцией гештальтпсихологии поверхностно, не вдаваясь в подробности. Он и сам признавался, что ни одну ключевую монографию не осилил целиком. Поэтому использовал в работе свою вольную интерпретацию понятий.

Так какие же моменты «впитаны» наследниками гештальт-терапии из положений гештальтпсихологии? Некоторые исследования основоположников гештальтпсихологии и социальные эксперименты К. Левина доказывают многое из того, что у Перлза зачастую выглядело как интуитивные догадки.

Например, эксперимент К. Коффки 1920 года по применению принципа целостности к поискам ведущих принципов развития в детской психологии и взаимодействия со средой доказывает, что каждая часть имеет свою роль и важна именно функциональная структура целого, поскольку именно она определяет тип его организации. Наряду с принципом целостности был выдвинут принцип динамичности: течение психических процессов определяется динамическими, изменяющимися соотношениями, устанавливающимися за счёт самого процесса. Оба принципа взаимосвязаны. Гештальт-психологи обнаружили, что функциональная структура целого динамична и способна сама себя поддерживать и восстанавливать, стремясь перейти в состояние максимально возможного равновесия, которое будет определяться чёткостью, завершённостью и осмысленностью.

На данные выводы опирался в своей практике Курт Гольдштейн, который занимался пациентами с черепно-мозговыми ранениями, страдающими афазией. Он заметил, что сила расстройства зависела не только от размеров поражения мозговой ткани, но и от множественных факторов, таких как страх возвращения на фронт, отношения с людьми и другие. Так, Гольдштейн пришёл к выводу о единстве физического и психического в организме. Что впоследствии пригодилось Фредерику Перлзу для развития гештальт-терапии.

Несмотря на незначительные отклики гештальтпсихологии, возможно, более правильным вариантом было бы назвать Перлзу свой подход экзистенциальной психотерапией, как ему и хотелось изначально.

Список использованных источников:
  • 1. Лебедева Н., Иванова Е. Современный учебник Путешествие в Гештальт теория и практика. – СПб.: Речь, 2004. – 560 с.
  • 2. Перлз Ф. Теория гештальттерапии. – М.: Институт общегуманитарных исследований, 2004 – 384 с.
  • 3. Польстер И., Польстер М. Интегрированная гештальт-терапия контуры теории и практики. – М.: Независимая фирма «Класс», 1996. – 325 с.
  • 4. Гингер С. Гештальт: искусство контакта / Пер. с англ. Т. А. Ребеко. – Изд. 2-е. – М.: Академический Проект; Культура. 2010. – 191 с.

Автор: Амосова Виктория, учитель

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна


Если вы заметили ошибку или опечатку в тексте, выделите ее курсором и нажмите Ctrl + Enter

Не понравилась статья? Напиши нам, почему, и мы постараемся сделать наши материалы лучше!



Прочитано 7215 раз
Другие материалы в этой категории: « Гештальтпсихология и её основные представители

Подписывайтесь на наши страницы в соцсетях, чтобы быть в курсе новостей:


На лучшие статьи по психологии, вышедшие за последнюю неделю.

декабря 15, 2019
Marshmellow

Зефирный эксперимент Уолтера Мишела или Стэнфордский зефирный эксперимент

Вся наша жизнь — это постоянный выбор. Выбрать легкий путь, чтобы было хорошо прямо сейчас, или подумать о будущем? Одни люди выбирают путь ограничений, дисциплины, стремясь к достижению своей цели, а другие предпочитают жить сегодняшним днем. Стэнфордский…
марта 04, 2020
Роберт Чалдини «Психология согласия»

Роберт Чалдини «Психология согласия»

Перспективный проект неожиданно выиграл конкурент? Партнер не поддержал блестящую, на ваш взгляд, идею по выходу на новые рынки? Вы заключили невыгодный страховой контракт, поддавшись на уговоры страховой компании? Ежедневно мы сталкиваемся с необходимостью…
марта 09, 2018
Крис Фрит «Мозг и душа. Как нервная деятельность формирует наш внутренний мир»

Эксперименты Либета, свобода воли и выводы Криса Фрита

Отрывок из книги: Крис Фрит «Мозг и душа. Как нервная деятельность формирует наш внутренний мир» об экспериментах Либета, свободе воли и выводах Криса Фрита. […] Воля? Сознание? Программа? Кто же всем управляет? Большая часть работы ученых вызывает мало…
вверх