Меню
Воскресенье, 23 февраля 2020 18:30

Принстонский эксперимент: «Добрый самаритянин»

Религия традиционно считается благом для человечества. Ведь она делает людей лучше, чище, добрее. Так думают многие, но действительно ли религиозные люди более склонны помогать другим в беде? Думая о Боге и о спасении своей души, становятся ли они более чуткими к чужому несчастью? И правда ли то, что суета повседневной жизни делает нас равнодушными и невнимательными к нуждающимся в нашей помощи?

На этот вопрос решили ответить ученые-психологи Джон Дарли и Дэниел Батсон в 1973 году. Они провели эксперимент, который позже получил название «Добрый самаритянин». Эксперимент был основан на известной библейской притче. Многие знают ее суть: добрый человек помог умирающему, которого встретил на обочине дороги. Однако не все помнят целиком сюжет этой истории.

Притча о добром самаритянине

История начинается с того, что один человек по дороге из Иерусалима в Иерихон подвергся нападению разбойников. Избитый до полусмерти и ограбленный, он был брошен умирать на обочине. Мимо него прошли несколько людей, но они не оказали ему помощь. Первым был священник, который заметил несчастного, но прошел мимо. Вторым оказался левит (представитель особого еврейского сословия священнослужителей из колена Левия), который также прошел мимо. Следующим был самаритянин, представитель этнической группы, которую евреи не признавали единоверцами и с которыми их разделяла многовековая вражда. Казалось бы, этот человек имел все основания пройти мимо. Однако именно он перевязал раны несчастного, отвел его в гостиницу и оплатил расходы на содержание, пока тот не поправится.

«... а кто мой ближний? На это сказал Иисус: некоторый человек шел из Иерусалима в Иерихон и попался разбойникам, которые сняли с него одежду, изранили его и ушли, оставивши его едва живым. По случаю один священник шел тою дорогою и, увидев его, прошел мимо. Также и левит, быв на том месте, подошел, посмотрел и прошел мимо. Самарянин же некто, проезжая, нашел на него и, увидев его, сжалился. И подошел, перевязал ему раны, возливая масло и вино; и посадив его на своего осла, привез его в гостиницу и позаботился о нем; а на другой день, отъезжая, вынул два динария, дал содержателю гостиницы и сказал ему: позаботься о нем; и если издержишь что более, я, когда возвращусь, отдам тебе. Кто из этих троих, думаешь ты, был ближний попавшемуся разбойникам? Он сказал: оказавший ему милость. Тогда Иисус сказал ему: иди, и ты поступай так же (Евангелие от Луки, 10: 29-37).»

Исследователи предполагали, что священник и левит не помогли нуждающемуся не от душевной черствости, а, возможно, были слишком заняты мыслями о духовном, вот и не заметили его. Иначе говоря, их внимание в тот момент было сфокусировано на другом. Дарли и Батсон решили поставить эксперимент, чтобы выяснить это.

Об авторах эксперимента

Джон Дарли — выдающийся американский социальный психолог, преподаватель психологии в Принстонском Университете. Дарли стал известен своим исследованием «эффекта свидетеля» вместе с Б. Латане после громкого убийства Китти Дженовезе в 1964 году. Он пытался выяснить, почему люди не оказывают помощь попавшему в беду у них на глазах, и выяснил, что это происходит, в основном, из-за рассеивания ответственности. Чем больше людей оказываются свидетелями происшествия, тем меньше вероятность, что кто-то из них окажет помощь. В основном люди склонны думать, что жертве несчастного случая поможет кто-то другой.

Дэниел Батсон — американский социальный психолог, доктор психологии и социологии Принстонского университета и ассистент Джона Дарли в его экспериментах с 1980 года. Основными направлениями его научных изысканий были исследования психологии альтруизма, сопереживания (эмпатии) и психологии религии.

Батсон стал известен своей гипотезой альтруизма: он заявлял, что люди помогают нуждающимся из чувства сострадания к ним, не рассчитывая на какую-либо материальную или психологическую компенсацию. Батсон утверждал, что чистый альтруизм существует, а гипотеза об изначальном человеческом эгоизме является ложной, за что неоднократно подвергался критике.

Гипотезы

Джон Дарли и Дэниел Батсон выдвинули следующие гипотезы, которые необходимо было проверить:

  1. Люди, размышлявшие на религиозные и этические темы в то время, когда потребовалась их помощь, будут не более предрасположены к оказанию помощи, чем люди, думавшие о чем-либо другом.
  2. Если люди спешат, когда они столкнулись с ситуацией, в которой требуется их помощь, то они будут менее склонны предложить помощь, чем люди, которые никуда не спешат.
  3. Люди с религиозностью такого же типа, как религиозность самарянина (религиозные нормы являются самоценными, выполнение религиозных норм происходит как реакция на повседневную жизнь, духовный поиск), будут помогать чаще, чем люди с религиозностью такого типа, как у священника и левита (религиозные нормы выполняются ради вознаграждения).

Дарли и Батсон рассуждали таким образом: можно предположить, что священник и левит, будучи глубоко религиозными по своим убеждениям и участниками богослужений по роду своей деятельности, по дороге думали на религиозные темы и, возможно, торопились на службу и другие важные встречи, связанные с их общественной деятельностью.

Самаритянин же, будучи не столь религиозным и занятым, был в гораздо меньшей степени поглощен мыслями о предстоящих встречах, его ждали гораздо меньше людей, и он не так торопился, поэтому мог заметить нуждавшегося в помощи. Кроме того, авторы рассуждают о типах религиозности: искренней, идущей «от сердца», и «профессиональной», которая могла иметь место у служителей культа. Самаритянин действует спонтанно, а не из религиозных соображений, поступает согласно своему внутреннему душевному порыву.

Условия эксперимента

Эксперимент решили проводить на студентах-добровольцах из Принстонской богословской семинарии. Для «жертвы», нуждавшейся в помощи, важным фактором была вероятная оценка пострадавшего участниками как «сомнительного». То есть человек должен быть плохо одет, иметь болезненный и неопрятный вид, но не должно быть понятно, действительно ли он пострадал, болен, пьян или даже потенциально опасен. Встреча с «пострадавшим» не должна была восприниматься испытуемыми как нечто спланированное, находящееся под наблюдением. Поэтому решено было инсценировать эту встречу по дороге из одного заданного пункта в другой, между выполнением других заданий.

Для эксперимента было отобрано 67 студентов. Им не была раскрыта истинная цель эксперимента, вместо этого участникам было объявлено, что они участвуют в исследовании профессиональной карьеры студентов семинарии. Перед началом эксперимента студенты заполнили опросники на выявление их типа религиозности. Перед ними была поставлена задача: пройти несколько экспериментальных процедур в разных помещениях, находившихся в разных зданиях, путь между которыми занимал несколько минут пешком. У дороги из одного здания в другое экспериментаторы поместили актера, который изображал пострадавшего.

Зависимой переменной в данном эксперименте являлось то, окажут ли студенты помощь пострадавшему, и какую. Независимыми переменными были временные рамки — до какой степени студент спешил в другое здание, а также тема речи, которую он должен был там произнести. Одним студентам дали достаточно времени на дорогу, другие же были ограничены во времени. Темы также различались: одни должны были рассказать о своих представлениях, на какой должности они будут работать эффективнее всего, другие — рассказать притчу о добром самаритянине.

В результате эксперимента было отобрано 47 студентов: 7 из них оказались в дальнейшем недоступными для связи по телефону, а 4 догадались о цели эксперимента.

Для оценки религиозности использовались 5 личностных шкал, в основном заимствованных из работ Олпорта и Росса (Allport, Ross, 1967), которые провели разграничение между «подлинной» и «поверхностной» религиозностью.

Исследование проводилось в течение трех дней, с 14 по 16 декабря 1970 года, с 10 до 16 часов. Такие узкие временные рамки были созданы для того, чтобы исключить разницу в погодных условиях и освещении, что могло бы повлиять на ход эксперимента. Испытуемые были разделены по экспериментальным группам случайным образом.

Процедура эксперимента

Всем испытуемым, явившимся для участия в эксперименте, ассистент давал прочесть объяснение необходимости исследования, а затем выдавал задание: записать на магнитофон 3-5-минутную речь, которую нужно произнести, основываясь на предложенном тексте. Первый текст касался будущей карьеры, а второй представлял собой притчу о добром самаритянине. Испытуемый должен был сказать то, что он сам думает по поводу предложенного текста, но не пользоваться записью.

Ассистент на несколько минут оставлял студента наедине с текстом, а затем возвращался и пояснял, что, поскольку в этом здании мало места, для записи нужно будет пройти в другой корпус, и показывал дорогу. Затем вводилась переменная 2: спешка. Ассистент, взглянув на часы, говорил испытуемому, что ему лучше поторопиться, так как его уже ждут и он опаздывает.

Когда испытуемый проходил по дороге, «пострадавший» сидел у дверей дома, не двигаясь, в скрюченной позе, пару раз он кашлял и стонал. Если испытуемый останавливался и спрашивал, что случилось и не нужна ли помощь, то «пострадавший» объяснял, что страдает болезнью легких, все в порядке, у него есть таблетки и они только что были приняты. Поблагодарив студента, он отказывался от помощи. Если же испытуемый настаивал на том, чтобы помочь, то «пострадавший» позволял завести его в дом и благодарил.

Оценку помощи проводил сам «пострадавший» по шкале от 0 до 5:

0 — испытуемый вообще не заметил, что «жертва», возможно, нуждается в помощи;

1 — испытуемый заметил пострадавшего и понял, что помощь нужна, но не предложил ее;

2 — заметил, но не остановился и помог косвенным способом (например, рассказал экспериментаторам о нуждающемся в помощи);

3 — остановился и спросил, нужна ли помощь;

4 — остановился и помог зайти в дом.

5 — отказался оставить жертву (через 3-5 минут) и настоял на том, чтобы отвести ее куда-либо в другое место, например, выпить кофе или в больницу.

После происшествия студент попадал во второе здание, где ему давалось время на подготовку и запись речи без свидетелей. Затем он получал опросник о личной и социальной этике, в который входили 3 основных вопроса: а) «Когда вы в последний раз видели человека, которому, возможно, требовалась помощь?», б) «Когда вы в последний раз останавливались, чтобы помочь кому-нибудь, нуждающемуся в этом?», в) «Приходилось ли вам помогать людям, попавшим в беду? Если да, то расскажите об этом вкратце». Эти данные собирались, чтобы уточнить, действительно ли испытуемые не заметили жертву и воспринимали ли они происшествие как ситуацию, где требуется помощь.

Затем испытуемому рассказывали об истинном смысле эксперимента, объясняя причины обмана и его необходимость, обсуждали реакцию испытуемого на «жертву» и в целом на эксперимент. Авторы утверждают, что все испытуемые поняли необходимость эксперимента и никто из них не был возмущен. Вероятно, это делалось, чтобы соблюсти этичность эксперимента.

Результаты эксперимента

Выяснилось, что те испытуемые, которые торопились, оказали в большинстве случаев меньшую помощь, чем те, что не спешили. Тема речи, которую должен был произнести испытуемый, не оказала значимого влияния на оказание помощи.

Количественные данные выглядят следующим образом:

  • Из 40 испытуемых 16 (40%) предложили жертве какую-либо прямую или косвенную помощь, 24 (60%) не предложили.
  • При низком уровне спешки помощь предложили 63%; при среднем уровне спешки — 45%; при высоком уровне спешки — 10%.
  • Из испытуемых, которые должны были произнести речь, касавшуюся оказания помощи, помощь предложили 53%; из испытуемых, которые должны были произнести речь, касавшуюся формальной темы эксперимента, — 29%.

Таким образом, подтвердилась вторая гипотеза: спешащий человек менее склонен оказывать помощь. Религиозные мысли не оказали значимого влияния на поведение. Те студенты, которые собирались рассуждать о притче про доброго самаритянина, не намного больше были склонны к оказанию помощи, чем те, что собирались говорить о профессии.

Третья гипотеза, основанная на типах религиозности, также не получила подтверждения: корреляции между оценками религиозности и зависимыми переменными исследования не были статистически значимыми.

Что показал эксперимент?

Из эксперимента следует совершенно однозначный вывод: занятые и не занятые религиозными мыслями люди одинаково склонны оказывать помощь попавшим в беду. А вот спешка довольно существенно влияет на стремление оказывать помощь пострадавшим.

Значимость норм оказания помощи, подкрепленная притчей о добром самаритянине, казалось бы, должна была сильнее повлиять на поведение испытуемых. Но статистически значимого влияния не было, к удивлению самих экспериментаторов. Значит ли это, что постоянная спешка, привычная для современного общества, привела к снижению этических норм? И люди, зная, что кому-то нужна помощь, сознательно игнорируют его?

Экспериментаторы считают, что нет, так как у спешащего человека происходит некоторое замедление интерпретаций увиденного либо эмпатических реакций на ситуацию. Это так называемое «сужение когнитивной карты», описанное еще У. Толменом. То есть, испытуемые видели жертву, но вовремя не осознали, что ей нужна помощь, и не восприняли увиденную ситуацию как случай, где нужно принимать этическое решение.

Другие же испытуемые успели это осознать и оказались перед сложным выбором: помочь внезапно встреченному человеку или выполнить свой долг перед экспериментатором, который уже ждал в другом здании. Это сложный внутренний конфликт, который, однако, нельзя назвать черствостью. Экспериментаторы отмечали, что некоторые испытуемые были взволнованы из-за того, что им пришлось принять такое решение.

Склонность оказывать помощь не связана с религиозностью

Ученые выяснили, что склонность оказывать помощь нуждающимся в ней никак не связана с религиозностью человека. А вот с занятостью и нехваткой времени — да. Так что в определенной ситуации и религиозный, и неверующий человек могут не заметить, что кто-то попал в беду, спеша по своим делам. Спешили ли на самом деле герои притчи о добром самаритянине? Этого мы никогда не узнаем точно, как и то, были ли черствыми священник и левит, испытали ли они внутренний конфликт.

От этого поступок самаритянина не становится менее значимым, но два других персонажа уже выглядят не столь отталкивающе, как могло бы показаться вначале. Хотя, если перечитать притчу, там явно сказано, что они заметили несчастного: «По случаю один священник шел тою дорогою и, увидев его, прошел мимо. Также и левит, быв на том месте, подошел, посмотрел и прошел мимо». Так что о невнимательности из-за спешки здесь речь не идет.

Таким образом, при оценке поведения людей лучше избегать стереотипов, особенно при недостатке данных о ситуации. Опираясь только на факты и не поддаваясь эмоциям, можно легко избежать манипуляций сознанием с помощью специально созданных для этого историй. Когда-то это были притчи, а сейчас это может быть любой громкий случай, попавший в средства массовой информации. Также не стоит забывать о том, что вне наших этических и религиозных убеждений мы прежде всего биологические существа со своими физическими ограничениями.

Список использованной литературы:
  • 1. John М. Darley, С. Daniel Batson. «From Jerusalem to Jericho»: A Study of Situational and Dispositional Variables in Helping Behavior. — Journal of Personality and Social Psychology, 1973, 27. P. 100-108. Приводится по изданию: Пайнс Э., Маслач К. Практикум по социальной психологии. – СПб.: Питер, 2000. С. 457-469.
  • 2. Дэниел Бэтсон — биография и профессиональная деятельность Дэниела Батсона. - http://ru.knowledgr.com/02046338/
  • 3. Дэниела Батсон http://batson.socialpsychology.org/ - персональная страница, перечень публикаций

Автор: Надежда Козочкина, психолог

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна


Если вы заметили ошибку или опечатку в тексте, выделите ее курсором и нажмите Ctrl + Enter

Не понравилась статья? Напиши нам, почему, и мы постараемся сделать наши материалы лучше!



Прочитано 1112 раз

Подписывайтесь на наши страницы в соцсетях, чтобы быть в курсе новостей:


На лучшие статьи по психологии, вышедшие за последнюю неделю.

марта 04, 2020
Роберт Чалдини «Психология согласия»

Роберт Чалдини «Психология согласия»

Перспективный проект неожиданно выиграл конкурент? Партнер не поддержал блестящую, на ваш взгляд, идею по выходу на новые рынки? Вы заключили невыгодный страховой контракт, поддавшись на уговоры страховой компании? Ежедневно мы сталкиваемся с необходимостью…
февраля 09, 2020
Влияние медитации на префронтальную кору
Йога 1176

Влияние медитации на префронтальную кору головного мозга: исследования и факты

Медитация — древняя практика, которая еще недавно использовалась лишь людьми узкого религиозного круга (монахами, духовными учителями). Сейчас же она стала общедоступным способом стабилизации психического состояния. Но может ли она повлиять на строение…
февраля 22, 2020
Воля и самоконтроль

Ирина Якутенко «Воля и самоконтроль»

Ежедневно мы сталкиваемся с необходимостью прилагать усилие воли, чтобы избежать мелких соблазнов и не поддаться сиюминутным порывам. Человек, у которого это получается лучше, чем у других, как правило, вызывает всеобщее одобрение. Высокий уровень…
вверх